SAT-WORLD.NET » Запрет «серых» тарелок в Казахстане. Шаг 1: признать существование

В конце 2017 года в Казахстане была инициирована уже не первая попытка запретить распространение «серых» спутниковых тарелок. Принятые поправки к законодательству впервые обозначают соответствующие понятия, то есть «вводят в правовое поле» распространителей «серого» оборудования, как выразился Даурен Абаев, министр информации и коммуникации Республики Казахстан, чтобы применять к ним некие административные меры. Вне закона может оказаться целый рынок подключения к незарегистрированным в Казахстане DTH-операторам (в первую очередь — российским). Будут ли новые поправки эффективнее предыдущих попыток решить ту же проблему?

«СЕРЫЙ» РЫНОК СПУТНИКОВОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Разговор о «серых» подключениях к спутниковым операторам в соседних с Россией странах начался с того момента, как на рынок вышли первые отечественные DTH-платформы. Да и в мире в целом проблема эта не нова. Но Казахстан — одна из стран, где она стоит особенно остро. Здесь количество пользователей «нелегального» телевидения соизмеримо с абонентской базой легальных сетей. «В своих расчетах зачастую все применяют цифру порядка 700 тыс. пользователей нелегальных спутниковых тарелок. Иногда высказывается мнение о большем количестве, до 1,5 млн. абонентов. Но точно посчитать количество невозможно», отмечает Рустам Маметов, заместитель генерального директора и директор дирекции B2C «АлмаТел Казахстан» (оператор спутникового телевидения в Казахстане). Популярность «серого» подключения объясняется легко: низкая стоимость оборудования и огромное разнообразие каналов спутникового телевидения России и Китая. В условиях жесткой конкуренции операторы Казахстана и других соседних с Россией стран вынуждены постоянно пополнять ассортимент каналов, расширять набор услуг и следить за качеством сигнала, но их ресурсов на стремительную гонку недостаточно. В итоге конкуренция местного казахстанского спутникового телевидения и, к примеру, российских спутниковых платформ, которые нелегальны в Казахстане, выглядит примерно как борьба между федеральными и локальными операторами платного телевидения в отдельно взятом российском регионе. Казалось бы, местный оператор мог бы по примеру российских коллег акцентировать внимание в своем предложении на локальном контенте, но для формирования этого предложения нужны средства, которые в условиях неравной конкуренции с зарубежными платформами не появятся, ведь зрители смотрят российские, а не международные версии каналов с локальной рекламой. В то же время местные операторы вынуждены тратиться на приведение своего ТВ-пакета в соответствие с местным законодательством: учитывать ограничения на рекламу, долю национального контента и так далее. Рустам Маметов («АлмаТел Казахстан»): «Учитывая размеры наших медиарынков, мы не можем перебить огромное количество [российских] телеканалов полностью казахстанским контентом. Российские телеканалы занимают большую часть нашего контента, потому что так исторически сложилось, что абоненты хотят их смотреть. Но соревноваться в текущих условиях с российскими операторами просто нечестно. Потому что эти телеканалы являются обязательными и бесплатными для них, а для нас это больше половины общих расходов. Кроме того, мы официально можем ретранслировать в основном международные версии, которые урезаны. Канал покупает какую-то телепередачу, например, «Голос», и в версии для Казахстана его нет, так как у них права очищены только для России. А когда человек покупает серую тарелку на территории Казахстана, он смотрит эти телеканалы [с оригинальным набором передач]. И здесь их «серость» заключается не только в том, что на территории Республики Казахстан они не зарегистрированы и не имеют права показывать, но и с точки зрения контента: он покупался для [трансляции] на территории РФ, а транслируется у нас. Мы же берем очищенные версии, плюс мы несем затраты по замещению рекламы на каналах согласно законодательству. У некоторых каналов нет представительств в Казахстане, и мы тоже не можем их ретранслировать, хотя хотели бы. То есть мы должны соблюдать нормы законодательства страны, а им [иностранным операторам] можно не соблюдать. Здесь по умолчанию нечестная конкуренция. И когда нам говорят, зачем бороться законодательными мерами, давайте в честном рынке бороться, то мы априори стоим в неравных рыночных условиях. У нас, в отличие от иностранных игроков, много обязательств, которые мы должны выполнять, и нет возможности показывать определенные программы и каналы. У нас огромные затраты на контент, а для них он бесплатный. Поэтому мы хотим, чтобы у нас были не только обязательства, но и права, чтобы законодательство защищало нас. И если мы выполняем нормы, то и другие должны выполнять эти нормы. Вот это будет справедливо и честно —это будет честная конкуренция». Таким образом, по мнению игроков рынка, «серый» сегмент является серьезным сдерживающим фактором для развития цифрового телевидения Казахстана. И чем дальше, тем сложнее не учитывать его присутствие. Российский рынок платного телевидения уходит в этой конкурентной гонке все дальше, абонентов-нелегалов все больше. С точки зрения самих абонентов возможность приема каналов с зарубежной платформы уже является чем-то вполне привычным. А каждая из мер, предпринимавшийся в Казахстане для регулирования распространения на территории страны зарубежного контента (например, запрет рекламы на зарубежных каналах, вступивший в силу в середине 2016 года) или изменения из-за новых рыночных условий (как отключение российских каналов в некоторых кабельных сетях из-за роста стоимости прав в декабре 2017 года), в отсутствии действующих ограничений лишь усугубляют ситуацию. Сейчас это целая индустрия. Карты оплаты и само спутниковое оборудование в первую очередь российских операторов активно рекламируется в местных газетах и в Интернете. Хотя особо остро проблема стоит в приграничных регионах, подключиться к тому же «Триколор ТВ» при желании можно в любой точке страны. Помимо чисто финансовых проблем это создает культурные и политические сложности. Зрители «серого» спутникового телевидения оказываются вне информационного поля страны — не получают политическую информацию и контент на казахском языке. Однако самих абонентов это не сильно волнует. Они считают, что проблема спутникового телевидения Казахстана в ассортименте контента. Покупая достаточно дорогой ресивер, они не могут принять даже открытые каналы с доступного спутника. Попытки как-то отрегулировать рынок «серый» спутникового телевидения в Казахстане предпринимались и ранее. К примеру, в 2011 году в законе «О телерадиовещании» появилось требование о сертификации всего ввезенного в страну оборудования, в частности, спутниковых тарелок, но проблема была в том, что какую-либо ответственность за неисполнение этого требования несли только операторы.

НОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

В конце 2017 года Казахстана предложили проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации и коммуникаций». Закон был принят Сенатом в двух чтениях в конце декабря. Благодаря поправкам в законе «О телерадиовещании» появилось понятие «распространители индивидуальных спутниковых и эфирных приемных устройств», и их деятельность, в соответствии с новой формулировкой, должна подчиняться правилами оказания услуг телерадиовещания. Кроме того, впервые в законодательстве появился такой объект, как карта условного доступа — ранее речь шла лишь об оборудовании, соответственно, продавцы нелегальных карт могли спать спокойно. Распространение карт условного доступа для платформ, не имеющих лицензии на территории Казахстана, запрещено отдельной статьей. Пока не ясно, как новые требования закона будут исполняться на практике. Известно лишь одно: на всех уровнях неоднократно подчеркивалось, что никаких мер в отношении тех, кто уже ввез и подключил себе «серые» устройства, предприниматься не будет. Продавцам же, скорее всего, будут грозить некие административные меры. Рустам Маметов («АлмаТел Казахстан»): «В проекте закона прописывается существование карт/цифровых приемников операторов, которые не зарегистрированы на территории Республики Казахстан. Об этом говорится впервые, и распространение таковых ставится вне закона. Это первый шаг на пути регулирования данного рынка. Но неизвестно, какое наказание за это предусмотрено [распространителям такого оборудования]. Если это будут какие-то значительные штрафы или закрытия предприятий, которые занимаются распространением «серых» тарелок, то однозначно это повлечет за собой эффект на рынке. Потому что продажи на сегодняшний день значительны. 700 тысяч [абонентов «серых» тарелок] это в разы больше, чем количество пользователей услуг платного спутникового телевидения казахстанских компаний. При этом самих абонентов скорее всего это не коснется. Потому что раньше таких норм законодательства не было, и люди покупали «серые» тарелки. Этот вопрос все-таки должен затрагивать в первую очередь операторов и государство, чтобы у людей не было возможности пользоваться «серыми» тарелками. Люди не должны разбираться легальные это тарелки или нет. Для нас самым важным сейчас является остановить поток новых продаж нелегального спутникового оборудования, который сформировал уже целую структуру на рынке. И если этот поток уменьшится, это уже положительно повлияет на рынок в целом, дав возможность казахстанским операторам развиваться и улучшаться».

РОССИЙСКИЕ ОПЕРАТОРЫ — МНЕНИЕ СО СТОРОНЫ

Единственный российский спутниковый оператор, согласившийся прокомментировать ситуацию, — ГК «Орион» (бренд «Телекарта»). Свое мнение высказал генеральный директор компании Кирилл Махновский: «Стремление Казахстана ограничить распространение на своей территории «серых» тарелок само по себе не является оригинальной мерой. К подобной практике не однажды прибегали страны постсоветского пространства. При этом у проблемы есть два аспекта: использование серого оборудования абонентами для приема спутникового сигнала и непосредственно ввоз данного оборудования на территорию страны. В первом случае борьба с гражданами выглядит малоперспективной и противоречащей здравому смыслу. Распространение электромагнитных волн, как известно, не регулируется границами стран, и если сигнал распространяется, его можно принять. Опустим опыт Северной Кореи или времена холодной войны: в современной практике развитых государств пока не нашлось разумного способа ограничить потребителя в эксплуатации спутникового оборудования и приеме сигнала. Что касается ограничения ввоза «серых» тарелок, это право любого государства — регулировать проникновение и распространение того или иного телекоммуникационного оборудования на своей территории. Весь мир работает по таможенным правилам. В российской практике никогда не было борьбы с распространением каких-либо спутниковых тарелок, да и с самой возможностью получения сигнала никто не борется. Единственное существующее ограничение — иностранному оператору нельзя легально оказывать услугу DTH на территории РФ. При этом россияне имеют возможность принимать сигнал огромного количества спутников, как европейских, так и азиатских, включая спутники Казахстана. Решение вопроса эксплуатации «серого» оборудования лежит, на мой взгляд, в экономической плоскости, в возможности местных игроков заинтересовать абонента контентом. Единственный разумный путь – свободное рыночное регулирование, при котором местные DTH-операторы, работающие на территории страны, в достаточной мере мотивируют зрителя подключаться к своим пакетам.»










Bn-P.Ru
Просмотров: 54
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавить комментарий

Имя:*
E-Mail:*
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *